Научный подвиг профессора Краснова

5 (100%) 1 vote[s]

Андрей Николаевич Краснов – один из классиков ботанической и физической географии, основоположник современной науки о ландшафтах, талантливый географ-художник, блестящий оратор и педагог, страстный популяризатор науки. Неутомимый путешественник, Краснов объездил большую часть земного шара. Его привлекли тропики, где жизнь проявляется необыкновенно красочно и богато. Учёный задался целью перенести тропическую флору на родину. Изучив растительность, климат и почвы Кавказа, он пришёл к выводу, что берег Чёрного моря, особенно Колхида, — типичные влажные  субтропики, и наметил грандиозный план преобразования малярийного края в цветущий сад.

Зелёный наряд курорта Сочи изумляет роскошью вечнозелёной субтропической растительности. Здесь собраны экзотические растения со всего земного шара: юкка славная и агавы – из Мексики; араукария и пампасская трава-кортадерия – из Южной Америки, мамонтово дерево-секвойя, магнолии и пекан – из Северной Америки; эвкалипты и серебристая акация – из Австралии; камелия, мушмула, криптомерия и конфетное дерево – из Японии; лагерстремия и опунция – из Индии; священное дерево гингко, глициния и чайный куст – из Китая; кедры из Гималаев; кипарис и земляничное дерево – из Средиземноморья; одних только субтропических пальм в Сочи 27 видов, родина которых Канарские острова, Северная Америка, Южная Европа, Юго-Восточная Азия, есть тут и библейские растения – фиговое дерево и ива Вавилонская.

Но ведь ещё сто лет назад ничего этого здесь не было. А инициатором создания русских субтропиков был профессор Андрей Николаевич Краснов.

А.Н Краснов родился 27 октября 1862 года в семье потомственного военного. Его отец – генерал Николай Иванович Краснов участвовал в Крымской компании и был известен своими историческими трудами; дед Иван Кузьмич Краснов – сподвижник Суворова, Кутузова и Платова – геройски пал на Бородинском поле. Мать Андрея – Феодосия Ильинична происходила из интеллигентной петербургской семьи.

Детские годы Андрея Краснова прошли в Петербурге. Андрей увлекался романами Жюля Верна, книгами известного путешественника Стенли «Как я отыскал Ливингстона» и доктора Кэна «Путешествие к Северному полюсу». Может быть эти книги и породили у него оставшуюся на всю жизнь страсть к путешествиям. Уже тогда зародилась мечта у Андрея Краснова побывать в тропиках – необыкновенном, сказочном мире.

Во время учёбы в гимназии Андрей Краснов увлекается изучением насекомых, химией, блестяще владел классическими языками, читал в подлинниках греческих и римских авторов: Геродота, Тацита, Цезаря, Ливия, Вергилия, Овидия, Софокла. А во время экскурсий по Карелии настолько изучил язык, что перевёл в стихах с финского на русский язык «Калевалу». Он мог свободно разговаривать на немецком, французском и английском языках. Гимназию он заканчивает с золотой медалью и поступает на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета.

Во время учёбы в университете он участвует в научных экспедициях на Алтай и в Нижегородскую губернию.

По окончании университета в 1885 году Андрею Краснову присваивается степень кандидата и он начинает готовиться к профессорской деятельности. Участвует в экспедициях в Калмыцкие степи, на Восточный Тянь-Шань, потом в Швейцарию, Италию и Германию. В 1889 году защищает в возрасте 27 лет магистерскую диссертацию и его назначают исполняющим обязанности по кафедре географии Харьковского университета. В 1890 году он едет в Америку в качестве участника Международного геологического конгресса в Вашингтоне и выступает там с докладом. Посещает Иеллоустонский парк. По возвращении в Россию он организует для студентов несколько экскурсий на Кавказ, на Военно-Грузинскую дорогу и в Сванетию.

В 1892 году Краснов пускается на собственные средства на юг и юго-восток Азии, посещает Цейлон, Японию, Китай, Сахалин. По возвращении Краснов 9 апреля 1894 года в Московском университете защищает докторскую диссертацию на тему: «Травяные степи северного полушария». Защита прошла блестяще и А.Н. Краснову присудили степень доктора географии (В России это было впервые).

В 1893 году он посещает Батумский край и видит, что здешние леса и климат очень похожи на те, что он видел от Южной Японии до Явы и он мечтает о превращении Колхиды в цветущий край. В газете «Кавказ» Краснов печатает серию статей, пропагандирует культуру чая в Батуми. Узнав, что в Японии возделывается до 430 растений, годных в пищу, он настаивает на внедрении многих из них в Колхиде.

В 1895 году Андрей Николаевич Краснов отправляется в кругосветное путешествие в составе экспедиции, снаряжённой царским правительством, по следующему  маршруту: Одесса, Каир, Бомбей, Калькутта – чайный округ Дарджилинг в Восточных Гималаях, Коломбо, Шанхай, Япония, Сандвичевы острова, Сан-Франциско, Новый Орлеан, Неаполь, Берлин.

Главная идея, с которой уже не расставался Андрей Николаевич по приезде из кругосветного путешествия, — это создание русских субтропиков. Из путешествия Краснов привёз «двенадцать даров Востока», как называл их Андрей Николаевич: чай, мандарины, хурму, строевой бамбук, масляное дерево (тунг), лаковое, восковое и бумажное деревья, рами, ямс, таро и леспедецу. Всё это было высажено в районе Чаквы.

10 мая 1897 г. в возрасте 37 лет Андрей Николаевич женился. Жена- Анастасия Николаевна Радакова происходила из небогатой дворянской семьи, учительствовала в школе. Они совершают свадебное путешествие по Европе- через Чёрное море в Турцию – Константинополь и на Принцевы острова, оттуда по побережью Малой Азии в Египет, затем в Италию, Швейцарию, Норвегию и в Петербург.

В 1899 г. Краснов на Международном географическом конгрессе выступает с докладом: «Место Колхиды во влажных субтропических областях земного шара», который имел большой успех. В этом же году Андрей Николаевич кроме кафедры географии в Харьковском университете, занимает кафедру ботаники в Харьковском ветеринарном институте. И вот тут, в ветеринарном институте он создаёт маленький, но образцовый ботанико-географический сад. Отдельные уголки сада напоминали субтропические страны Азии, Атлантическое побережье.

Но руководство ветеринарного института не давало средств на реорганизацию и развитие сада. Всё это привело Андрея Николаевича к мысли, что в Харькове его идея о ботаническом саде неосуществима.

И вот на небольшую сумму, оставшуюся от наследства после смерти отца, он покупает в Сочи защищённый от ветра участок земли примерно в 10-12 десятин.

В то время Сочинский район представлял собою заброшенный край. Участок этот напоминал дикие американские леса, описанные в рассказах Майн Рида и Фенимора Купера. Это были бугры и овраги, покрытые лесом, обвитых плющём и лианами до самой вершины; внизу мелкие колючие кустарники, сплошь покрытые гигантскими кустами ежевики. Но через два года на этом же месте были культурные дорожки, можно было любоваться как бы перенесёнными из Японии живописными уголками с типичной экзотической растительностью.

Сам Андрей Николаевич придавал своим акклиматизационным опытам большое пропагандистское значение. Чтобы привлечь к ним внимание, он широко освещал их в печати. К этому времени относятся его статьи «Географический очерк округа Сочи на Черноморском побережье», «Береговая полоса Сочинского района и особенности распространения её почв и растительности», «О влиянии климата и рельефа на растительность в Сочинском округе». Опыты Краснова сыграли видную роль в заселении и культивировании Черноморского побережья.

Случилось так, что зима 1903 года была холодной и многое повредила в саду. Кроме того, в Сочинском районе тогда свирепствовала малярия и жить в Сочи с малолетней дочерью было рискованно. Поэтому в 1904 году Андрею Николаевичу пришлось свой сад и дачу продать.

Акклиматизационные опыты в Сочи показали Андрею Николаевичу, что русские субтропики, создание которых он продолжал упорно пропагандировать, надо устраивать ещё южнее – в Батумской области, так как холодные зимы в Сочи не исключены и могут губительно сказаться на многих тропических и субтропических растениях.

Как художник и натуралист, Андрей Николаевич Краснов особенно сильно любил Кавказ. Кавказ захватил его красотой форм, как исключительный край, позволяющий читать историю геологических потрясений, эволюцию культуры и цивилизации народов и племён. (Краснов пишет ряд очерков под названием «Натуралист на Кавказе»,)

В предисловии к первому выпуску книги «Натуралист на Кавказе» Андрей Николаевич писал: «…Кавказ по необыкновенному разнообразию явлений природы, по их красоте и величию, по характерности своего животного и растительного мира и складу человеческой жизни бесспорно занимает первое место…»

Мысль о тропиках не покидает Андрея Николаевича и он в августе 1909г в Батуме. Особенно поражает его район Чаквы, где были высажены «дары Востока», привезённые им 12 лет назад. На месте старых непроходимых дебрей первобытного леса высились вечнозелёные дубы крайнего юга Японии, рощи пиний, камфорный лавр, огромные магнолии из Северной Америки, австралийские араукарии, гигантские туи, гранаты, азалии и олеандры.

Мысли о создании в окрестностях Батума ботанического сада не дают покоя Андрею Николаевичу. Он намечает три места, наиболее подходящие для организации сада. Одно из них –Зелёный мыс, расположенный в 7 километрах от Батуми. Он представлял собой уголок с исключительно разнообразным рельефом: ущельями, хребтами, склонами разной крутизны. Краснов завязывает отношения с крупнейшими садовыми и цветочными фирмами США, Японии, Китая, Австралии, с любителями цветов из разных стран и городов.

Только 24 октября 1912 г. под сад было выделено 65 десятин и Краснов назначается его директором.

Андрей Николаевич задумал сад как ботанико-географический, ландшафтный, акклиматизационный и уже через год в Американском отделе сада росли 20 сортов агав, множество сосен, дубов, пальм, пекан, болотные кипарисы, 12 сортов сои, а субтропический хлопок, посеянный в мае, к октябрю был выше человеческого роста.

В японском отделе крутые склоны хребта были превращены в террасы, чтобы «дать иллюзию картины земледелия Дальнего Востока». Тут были высажены несколько видов риса, лотосы, а внизу были высажены технические деревья – восковые, лаковые, бумажные и масличные, сальные и японская хурма. Здесь же можно было любоваться бутылочной тыквой, огромными кустами японского сахарного тростника, чайными кустами из Китая, Индии, Японии и Цейлона. Были тут и роскошные хвойные деревья из Японии, саговники. А батат, сладкий картофель, дал прекрасный урожай и девять сортов его были отправлены на выставку в Петербург.

Кроме этого в Батумском ботаническом саду были: отдел Гималаев и тропических гор, отделы Чили, Австралии и Новой Зеландии.

Стремясь вызвать у местного населения интерес к экзотическим растениям, Краснов в одной из опубликованных статей рассказывает о субтропической кулинарии. Он описывает много диковинных блюд, которые он видел и ел, путешествуя в тропиках. Вот примеры: лимонный лист. Предварительно свёрнутый в трубочку и затем мелкоискрошенный, он заменяет петрушку.

Печенье к чаю из листьев хризантем . берут самые жирные и сочные листья белой или розовой хризантем и обмывают их водой. Затем, вытерев насухо полотенцем, надо …. В битых яйцах с сахаром и провалять в мелкопросеянных сухарях или в муке и обжарить в сливочном масле. Можно жарить и в растительном. Печенье из листьев хризантем очень нежно, вкусно и может долго храниться.

Пирожки с хризантемою к ухе. Опять же берут лепестки белой или розовой хризантемы. Изготовив тесто, как обыкновенно, из муки с яйцами, в него вкладывают листья хризантем, между листьями же кладут лепестки. сложенные таким образом листья с лепестками служат начинкой к пирожкам.

К сожалению, Андрей Николаевич Краснов страдал неизлечимой болезнью и в возрасте 52-х лет, в расцвете творческих сил, 19 декабря 1914 года умер. Согласно завещанию его похоронили в Батумском саду на том месте, которое он выбрал сам.

Хотелось бы возродить и сохранить память об А.Н. Краснове у нас на курорте. Прежде всего надо с большим вниманием отнестись к тому кусочку сада, который был посажен в начале XX века руками самого Андрея Николаевича в Хосте. Кусочек этого сада сохранился на территории современного санатория «Электроника». Там до сих пор растут две роскошные североамериканские пальмы из Техаса – Вашингтонии, гингко, кедры гималайские, кипарисы пирамидальные, сосна приморская, вечнозелёный каменный дуб, перечное дерево – желтодревесник.

Было бы хорошо на территории этого санаторного парка установить памятную мемориальную доску, посвящённую А.Н. Краснову.

Г.А. Федоровский.



Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *